ПО СТРАНИЦАМ ИНОСТРАННЫХ ЖУРНАЛОВ

Январский   номер целиком посвящен архитек­туре США. С оценкой достижений и недостатков американской архитектуры вы­ступил ряд (видных французские архитек­торов. В статье Корбюзье страстные дифи­рамбы строительному гению американцев сочетаются с описанием «оборотной стороны медали»: трущоб, «бараков из дерева или почерневших кирпичей, цветущих кварталов, по законам капиталистического мира неожиданно пустующих». Корбюзье говорит далее о «моральных» трущобах, о гигантских городах, «в которых прозябают миллионы   горожан».

В условиях капитализма техника ског Бывает архитектурное творчество. Это под­черкивают в своих статьях Ричард Ней-тра и Франсуа Жирар. Технические ново\-введения, — утверждает Нейтра, — явля­ются фактором, который не дает возмож­ности осуществиться духовным стремлени­ям и индивидуальной инициативе крул> нейших архитекторов. Жирар высказывает­ся боле© откровенно: «самое тяжелое, что приходится констатировать, это то, что в США почти нет архитекторов, сумевших утвердить или сохранить свою индивиду­альность».

Жираф обличает далее беспомощность официальной репрезентативной архитекту­ры в США, указывая на ее еухой-клаееищгам, неизбежные гигантские колоннады, порти­ки, фронтоны и бесконечные монументальг-ные лестницы. В (этой связи! уместно вспомнить прошлогоднюю дискуссию, воз­никшую в США по (поводу памятника Джеферсону. Этот памятник, запроектиро­ванный в одном из районов Вашингтона, представлял по своим формам почти пол­ную копию римского Пантеона.. Значитель­ная часть архитектурной общественности США восстала против подобного рабского копирования классических форм. В част­ности, Карл Фейн, профессор планировки и жилищ колумбийского университета, с едкостью высмеивал вкусы американского мещанина и его представление о «монумен­тальной» архитектуре. Вместе .с тем, он се­товал на отсутствие самостоятельных твор­ческих исканий в работе американских ар­хитекторов.

Последнее признание очень красноре­чиво. Оно убеждает в том, что не в раз­витии техники, как думает .Нейтра, следу­ет' искать об'яснений упадка американской архитектуры. Ведь ультрасовременные не­боскребы и ретроградные «памятники» вар пиингтонской архитектуры по своим фор­мам равно  обезличены.

Известный немецкий архитектор Валь­тер Гропиус, вынужденный после фашист­ского переворота покинуть свою родину и эмигрировать в США, опубликовал в жур­нале «American Architect», статью, посвя­щенную проблеме орнамента. «Наша эпоха но может создать органического орнамен­та», — говорит Вальтер Гропиую и об'яс-няет это общественными„ условиями Запа­да.  Подлинно правдивый орнамент, по  его мнению, зарождался в те периоды челове­ческой истории/ .когда художник выражал в искусстве не свои уэкоиндивидуальные переживания, но все внутреннее содержа­ние и все устремления общества в целом. «Может ли в нашем обществе" получить развитие такой органичный орнамент  — спрашивает Гропиус и дает на; этот во­прос  отрицательный  ответ.

Но если причины упадка современно­го искусства коренятся в состоянии об­щества, то, естественно, напрашивается вы­вод о  необходим:ости его  изменения.

Как раз в этом месте своих рассужде­ний Вальтер Гропиус впадает в безьгекодг ное противоречие. Панацею от всех бед он пытается найти в самом искусстве. Пред­вестниками «нового орнамента» Лропиус считает индустриальные методы обработки поверхностей и контрастное сопоставле­ние   различных   материалов   в   архитектуре.

Итак, Гропиус все еще фетишизирует технику, все еще не преодолел своего1 фор­малистического прошлого. Гропиус и не пытается об'яснить, как все эти «ребри­стые, волнистые, штампованные и литые поверхности» могут превратиться в орга-нические   мотивы   орнашента.

Американский журнал «Architectural Re­cord-» (февраль 1986 года) публикует про­ект выставочного павильона правительства США для международной выставки в Нью-Йорке. Это круглое двухэтажное адаг наш с центральным (вьтставочным.) залом на 600 врятелей, перекрытое шарообраз­ным тсуполюм. В центре зала будет (уста­новлен громадный глобус, который путем несложных трансформаций лревращаетея в   трехсторонний   кияоакран.

Центральный зал по второму этажу окружен выставочной галлереей из 12 от­делений. Громадный тсупол центрального зала, а также плоское перекрытие выста­вочной галлереи подвешены к трем пере­крещивающимся над вершиной кгулола. ар­кам, пролет .которых равняется ширине всего  здания.

В первом этаже находятся входы, эскалаторы, ведущие наверх, малый кино­зал, подсобные помещения и большая крытая терраса. Наружная поверхность ку­пола покрыта алюминием, источники осве­щения скрыты в горизонтальных (канелю­рах этого купола. Арки выложены волни­стыми медными полированными листами и   ночью   освещаются   неоновыми   трубами.


 
При копировании материалов активная и индексируемая ссылка на наш сайт обязательна!