ПЛАНИРОВКА ГОРОДОВ И ВОПРОСЫ ГИГИЕНЫ

Проф. А. СЫСИН

Широкое участие санитарных ор­ганов в планировке населенных мест у нас давно уже стало обязательным. Постановление от 23 августа 1932 г. (по РСФСР) об устройстве населен­ных мест точно формулирует необхо­димость «при плановом строительстве новых и реконструкции существую­щих населенных мест обеспечить наи­более благоприятные условия для развития промышленных, транспорт­ных и других предприятий, а равно и наиболее здоровые и культурные условия работы и жизни трудящих­ся». О том же говорит и общесоюзное постановление «О составлении проек­тов планировки и социалистической реконструкции городов и других на­селенных мест СССР» от 27 июня 1933 г. (п. 6).

Какие же основные требования выдвигает гигиена в настоящее вре­мя при разработке проектов плани­ровки? Какими мероприятиями можно обеспечить здоровые условия жизни и труда населения в наших городах и населенных пунктах? Какими мето­дами обладает гигиена для обоснова­ния своих требований в этих обла­стях нашего социалистического стро­ительства?

Основной задачей гигиены в де­ле планировки является, прежде все­го, тщательное изучение всего ком­плекса естественно-природных усло­вий местности и района, где соору­жается или реконструируется данный населенный пункт. На основе такого изучения должна быть дана гигиени­ческая оценка этих естественно-при­родных условий с выявлением как благоприятных, так и неблагоприят­ных для здоровья факторов. На этом основании разрабатываются санитар­ные задания для планировки, в ко­торых точно указываются планиро­вочные решения, вытекающие из всех данных санитарного изучения    местности. Планировочные решения долж­ны устранить влияние неблагоприят­ных природных факторов и использо­вать благоприятные факторы. На этом и строится так называемый выбор местности под населенный пункт' л детальная санитарная характеристи­ка пригодных, непригодных и услов­но пригодных для населения терри­торий.

Таким образом, при помощи пра­вильных планировочных приемов, ги­гиена стремится устранить те сани­тарные вредности, которые имеются в общем комплексе природных усло­вий местности.

Но это лишь первая часть рабо­ты; современная гигиена и техника должны поставить и задачи более сложные. Необходимо стремиться к исправлению имеющихся вредных факторов, смягчить их влияние и, что еще важнее, провести ряд мероприя­тий инженерно-планировочного харак­тера, которые повысят общую сани­тарную ценность отводимой под го­род территории. Сюда относятся ме­ры по осушению, обводнению, под­сыпке почвы, по борьбе с заболачи­ваемостью, паводками,' оползнями, по озеленению и пр. Во всех этих слу­чаях средства чисто планировочные играют видную роль.

Наконец, когда мы имеем дело с уже существующим населенным ме­стом, то наряду с естественными факторами природы, на здоровье воз­действуют уже и новые, искусствен­но созданные факторы, изменяющие, и часто к худшему, естественные факторы. Таковы — различные влия­ния промышленности, транспорта, принятых систем застройки, комму­нального обслуживания и пр. Изуче­ние всех этих новых искусственных факторов также должно быть учтено при санитарной оценке результатов обследования и должно лечь в основу тех санитарных заданий, которые со­ставляются для проектов реконструк­ции населенных мест. Здесь эти но­вые «вредности» создают, наряду с природными условиями, еще более сложный комплекс факторов, в кото­ром следует разобраться прежде всего гигиенисту с тем, чтобы наме­тить к первоочередному устранению наиболее важные из них.

Среди естественных природных факторов местности, играющих пер­венствующую роль в планировке и реконструкции населенных мест, надо выделить  особо  проблему   микроклимата. Гигиена устанавливает, что на­ряду с воздействием на человека об­щих климатических факторов боль­шого масштаба (так называемые «климатические поя^а», типы клима­тов — 'горный, морской, континен­тальный и пр.), бесспорное воздей­ствие на человека оказывает и так называемый микроклимат, т.-е. те не­большие колебания природных усло­вий, которые наблюдаются в призем­ном слое воздуха. Иными словами, микроклимат — это климат того воз­душного слоя, в пределах которого проходит обычная жизнь человека в данном   населенном   месте.

В своем историческом развитии гигиена прошла ряд этапов, прежде чем установила современную науч­ную оценку воздействия воздушной среды на человека. Когда-то, на заре экспериментальной химии, в физио­логии господствовало учение Ла­вуазье, по которому вредное влияние плохо вентилируемых помещений и, следовательно, находящегося в них воздуха об'яснялось накоплением уг­лекислоты (С02), выдыхаемой людь­ми. Петтенкофер в шестидесятых го­дах XIX столетия внес существенную поправку в это учение, указав, что не сама углекислота, а ряд сопутст­вующих ей летучих веществ и газов, выделяемых человеком при дыхании (легочном и кожном) — влияет отри­цательно на качество воздуха; нара­стание же углекислоты служит лишь показателем этого загрязнения возду­ха. Дальнейшие работы Флюгге и Рубнера выдвинули новую теорию, которая впервые обратила внимание на воздействие физических факто­ров — температуры, влажности и движения окружающего воздуха. Эк­спериментальными опытами было до­казано, что комплекс этих метеоро­логических факторов играет несрав­ненно большую роль, чем углекисло­та при тех или иных вредных влия­ниях воздушной среды на человека. Уже в наше время в работах Хилла эта теория получила общее призна­ние.

Таким образом, изучая воздуш­ную среду, современная физиология и гигиена твердо стоят ныне на почве первенствующего влияния ме­теорологических факторов на "орга­низм человека. В области планировки и жилищного строительства (а также и в области гигиены одежды) это обязывает к тщательному изучению проблемы  микроклимата.

Уже накопился обширный мате­риал наблюдений из области так на­зываемой коммунальной метеороло­гии, указывающий на то, что микро­климат населенных мест подвержен ряду колебаний и изменений не только под влиянием общих метеоро­логических условий местности, но и под влиянием других, естественных и искусственных, условий самого на­селенного места. Рельеф местности, ориентация зданий по странам света, плотность застройки, наличие откры­тых пространств, зелени и водных бассейнов, этажность зданий и кон­фигурация кварталов — все это вы­зывает добавочные колебания микро­климата и, следовательно, приводит к благоприятному или, наоборот, вредному воздействию на здоровье человека. Современная медицина и гигиена считают все эти мелкие ко­лебания в микроклимате окружающей среды отнюдь не безразличными для здоровья. Часто они создают даже почву для ряда заболеваний (напри­мер, ревматических).

Резкие колебания при дневном нагревании почвы и ее ночном ох­лаждении (теплоизлучение ночью), скапливание холодного вечернего и ночного воздуха в низинах (так на­зываемые озера холодного воздуха), умеряющее действие в этом отноше­нии зелени и водных пространств, использование склонов, как мест с наиболее ровной температурой, и т. д. — все это учитывается при оценке микроклимата и, следователь­но, в самих планировочных решени­ях. Выбор места под жилье, под дет­ские учреждения, направление улиц и ориентация зданий — тесно связа­ны с оценкой и использованием мик­роклиматических условий   местности.

Такова бесспорная задача гигие­ны в решении этой группы планиро­вочных вопросов, группы, связанной с изучением и использованием при­родных условий. Конечно, воздушная среда — есть лишь часть природной среды, окружающей человека. Усло­вия гидрологии и гидрогеологии, ус­ловия почвенные — играют такую же крупную роль. Их изучение, их сани­тарная оценка и вытекающие отсюда санитарные задания являются доба­вочным важным моментом при выбо­ре планировочных решений. Они важ­ны и сами по себе, и в той связи с микроклиматом, о котором говорилось выше.

При  реконструкции    поселенных мест, а также и при проектированииновых промышленных центров, передгигиеной возникает еще одна зада­ча—учесть те добавочные вредности,которые могут создаться в результа­те жизнедеятельности этих населен­ных мест. Сюда относятся, преждевсего, так называемые промышлен­ные аэрозоли, выбрасываемые в воз­дух (дым, газы, пыль), а такжесточные воды и отбросы, загрязняю­щие почву и водоемы. При современ­ном состоянии техники еще недоста­точно разработаны и, во всяком слу­чае, недостаточно освоены методыборьбы с выбросами в воздух про­дуктов неполного сгорания топлива,а также с различными другими газо­образными и пылевидными отбросамипромышленности. В то же время бы­товые топки, в частности крупныеТЭЦ, являются также причиной зна­чительного загрязнения воздуха.Особенно распространенной примесьюявляется здесь сернистый газ — про­дукт сгорания каменного угля. Какрезультат различных производств,могут выбрасываться в воздух соеди­нения хлора, фтора, азотной и солянойкислот и др. Вредность этих выделе­ний не только в непосредственном ихвоздействии на ткани организма(легкие, кожа), но и в косвенном воз­действии, благодаря изменению фи­зического состояния атмосферноговоздуха, образованию туманов, уменьшению солнечной аэрации, за­держке  некоторых лучей спектра.

Такую же роль играет и запы­ленность воздуха при некоторых производствах (цементных) и при применении некоторых видов топли­ва с большой примесью угольной пыли.

Для гигиены, таким образом, вы­двинулась здесь особая область прак­тической деятельности — изучение и борьба с этими промышленными и бытовыми аэрозолями. В планировке определилась также новая задача — избежать путем правильных плани­ровочных решений вредного воздей­ствия этих аэрозолей, т.-е. правильно дать соотношение жилых и промы­шленных  районов города.

И в этой области накопился уже известный экспериментальный и практический материал. Известно, что именно в СССР есть уже законода­тельные акты для правильного реше­ния этого вопроса путем установле­ния определенных разрывов между территориями    промышленных    предприятий и жилыми кварталами. Уста­новленные в настоящее время шесть классов, этих разрывов (от 2 км до 50 м) — для всех видов промышлен­ности практически себя оправдыва­ют. Однако эти санитарные правила нельзя считать окончательно оформ­ленными: перед гигиеной стоит за­дача экспериментально проверить и обосновать эти разрывы, установить допустимые степени концентрации ядовитых примесей в воздухе и, главное, создать более гибкие, с уче­том местных метеорологических и других природных условий, методы планировочных решений.

Практически на этой почве идут часто оживленные дискуссии и пре­ния между гигиенистами и архитек­торами или, что еще чаще, между ги­гиенистами и хозяйственниками. Уко­ренившееся мнение, что рабочим на­до жить обязательно вблизи произ­водств, трактуется чересчур прими­тивно, иногда в ущерб интересам здоровья. Под видом аварийных по­селков вблизи вредных производств сооружают и постоянные большие поселения; защитные зоны заполня­ют рядом посторонних построек: все­ми мерами добиваются уменьшения разрывов, не считаясь с протестами санитарных органов. В некоторых случаях такое игнорирование требо­ваний санитарии являлось актом вра-дительства.

В особенности серьезен вопрос о выносе вредных производств за пре­делы города. И здесь решения не­редко принимались явно с ущербом для санитарного состояния будущего города из-за неправильно понимае­мых экономических расчетов. Иногда проект отказывается от использова­ния другого берега реки, когда эта последняя создавала прекрасный, удобный, естественный разрыв между жильем и производством, только по­тому, что необходимо было дать два-три добавочных моста (примером мо­жет служить неудачный с санитар­ной точки зрения проект расширения города при автозаводе близ г. Горь­кого).

Между тем, включение реки в территорию города, так же как со­здание открытых пространств в го­роде (парки, площади, водные бас­сейны) — всегда желательно. Однако хозяйственники всегда стремятся вы­вести предприятия непосредственно на берега реки или водоема, в ре­зультате  чего   жилые  кварталы  отодвигаются в глубь территории. И здесь характерно то же примитивное понимание интересов хозяйства, про­тивопоставление этих интересов ин­тересам здоровья, как якобы менее существенным. С санитарной точки зрения всегда уместно оформление берегов реки жилыми кварталами. Интересы архитектуры здесь как раз идут рука об руку с интересами ги­гиены. Во многих случаях возможен, конечно, и компромисс. Но тогда про­мышленность размещается вдоль реки ниже города.

Проблема борьбы с аэрозолями, выдвинутая ныне, особенно в связи с градостроительством, стоит в цен­тре внимания ряда советских гигие­нических лабораторий и институтов. За последние годы состоялся ряд научных конференций по этим про­блемам, опубликован и ряд работ. На очереди подготовка и составление законодательного акта, единого для всего СССР, о санитарной охране воз­духа (санитарные правила о разры­вах и защитных зонах, о допустимой концентрации выбросов и т. д.). Из­вестной аналогией такого закона является постановление СНК СССР от 17 мая 1937 г. о санитарной охра­не водоемов, где даны законодатель­ные нормы борьбы с другой санитар­ной вредностью — загрязнением во­ды открытых  водоемов.

В области изучения микроклима­та, атмосферного воздуха и его за­грязнений можно отметить работы проф. Яковенко (Харьков), проф. Ана-стасьева (Москва), д-ра Томсона, проф. Винокурова (Ташкент), д-ра Дми­триева (Ленинград), д-ра Шифрина (Баку), д-ра Берюшева (Москва) и др. Подготовлены к печати, при участии Всесоюзной государственной сани­тарной инспекции, материалы по ме­тодам исследования воздуха, а так­же по пересмотру санитарных правил в планировке (д-р Брагин). Интерес­но также применение Московским ин­ститутом коммунальной гигиены и Ленинградской лабораторией некото­рых новых методов изучения микро­климата при помощи аэродинамиче­ской трубы (испытания фактора дви­жения воздуха на моделях). Все это лишь начало крупной и серьезной работы по гигиене населенных мест, имеющей первостепенное значение и при выборе планировочного приема для новых городов.

Но во многих случаях мы имеем дело с уже существующими населенными пунктами; вместе с тем, во многих случаях необходимо прове­рить и обосновать выводы науки на основе фактического обследования санитарного состояния данного насе­ленного пункта. Таким образом, на­ряду с изучением и дачей санитар­ной оценки внешних природных фак­торов, выдвигаются вопросы изуче­ния санитарного состояния уже засе­ленной местности и ее санитарных показателей. Под последними разуме­ют обычно относительные цифры об­щей и детской смертности, физиче­ского развития населения и заболе­ваемости, как общей, так и по неко­торым отдельным формам болезней. Для гигиены ясна в большинстве случаев связь этих показателей и их уровня с теми или иными внешними условиями жизни. Как известно, во французском основном законе об об­щественном здоровье (закон 1902 го­да) есть даже специальный раздел, по которому в департаментах стра­ны, где общий показатель смертно­сти выше среднего, должно прово­диться специальное обследование. Движение смертности, ее динамика за ряд лет, ее колебания, сопоставле­ние с данными других городов — легко, на основе анализа, об'яснить определенными моментами воздей­ствия внешней среды., поддающейся планировочному изменению. Высокая смертность, наблюдавшаяся в преж­нее время в наших поволжских горо­дах, об'яснялась не только общим во­пиющим неблагоустройством этих го­родов, но и их стихийной, беспоря­дочно шедшей планировкой и за­стройкой. Даже старое царское пра­вительство пыталось вмешаться в это дело, поручив известному гигиенисту проф. Хлопину обследовать Повол­жье. Результаты этого обследования были опубликованы и являются лю­бопытным памятником санитарного неблагоустройства городов того вре­мени.

Конечно, здесь большой интерес представляет не только суммарная смертность в данном городе, но и смертность по отдельным его райо­нам. В старой, довоенной, Москве резко бросалось в глаза повышение смертности в окраинных районах. Наконец, детская смертность с ее специфической этиологией также мо­жет и должна быть учтена как факт, на который необходимо воздейство­вать методами благоустройства, доби­ваясь,  главным  образом,  правильной системы застройки и оборудования жилых кварталов и отдельных зда­ний.

В проектах планировки наших го­родов и их реконструкции все эти данные если и проводятся, то толь­ко для того, чтобы тотчас же их оставить без внимания; очередность строительных работ при реконструк­ции городов почти никогда не согла­суется с санитарными показателями. Часто поэтому возникают неблаго­устроенные в санитарном отношении кварталы. Недостаточно используют­ся и данные заболеваемости местно­го населения. Между тем, и здесь имеется уже ряд установленных са­нитарных показателей, использование которых крайне важно при планиро­вочных работах. Кишечные инфекции (брюшной тйф, паратиф, дизентерия) характеризуют районы с загрязнен­ными водоемами и почвой, т.-е. райо­ны, заселение которых может итти лишь при их мелиорации. Глистные инвазии характеризуют районы, в ко­торых почва обсеменена яйцами гли­стов и где, следовательно, возника­ют массовые глистные заболевания (особенно детей); малярийные забо­левания характеризуют местные оча­ги выплода комаров-анофелес и яв­ляются грозным санитарным преду­преждением о невозможности заселе­ния этих местностей без противома­лярийных  мероприятий.

Туберкулезные заболевания в скученных жилищах не требуют своего об'яснения. Трущобы крупных городов дают обильную жатву смерт­ности в капиталистических странах. На одной из конференций по вопро­сам социальной гигиены в Париже докладчик инж. Dautry патетически сопоставил два основных бедствия Франции: «Франция имеет двух вра­гов. Один — это война. В борьбе с Германией мы потеряли за две по­следние войны 1 600 000 человек, т.-е. в среднем 32 000 в год (1870—1918); другой враг — это «жилищные тру­щобы» («les taudis»), которые уносят у нас ежегодно до 200 000 жизней К

В Советском Союзе мы, к сча­стью, имеем полную возможность бо­роться с туберкулезом, и поэтому у нас число жертв этой болезни резко снизилось. Но надо добивать этого врага в его логовищах; скученные кварталы с  высокой  плотностью  населения должны при утверждении проектов реконструкции городов пе­рестраиваться  в  первую очередь.

И здесь опять мы сталкиваемся с основными требованиями гигиены го­рода — с прямым солнечным осве­щением, проветриванием и устрой­ством открытых пространств, зеле­ных насаждений, водоемов. «Куда проникает солнце, туда не проника­ют болезни», — гласит старая италь­янская пословица. В местностях, где зелень близка к населению, также выше физическое развитие населе­ния. Зелень может служить одним из лучших мелиоративных средств улучшения микроклимата города; она сглаживает разницу между дневным накаливанием земной поверхности и стен зданий и ночным теплоизлуче­нием; она задерживает доступ из­лишнего тепла; она играет важную роль, как пылезадерживающий фильтр. Зелень должна войти внутрь каждого квартала, зеленая площадь из расче­та 10 м- на человека должна быть предусмотрена в каждом жилом квар­тале.

Таким образом гигиена подходит к разрешению    еще одной    основной проблемы  планировки  — к  проекти­рованию  жилого   квартала.   Эта   про-5~ блема приобрела исключительное зна-** чение  в  СССР,  и  здесь  санитарные задания    играют    особенно    важную роль.

В настоящее время вышли в свет труды    Всесоюзной    конференции по жилому кварталу, созванной Госу­дарственным институтом коммуналь­ной гигиены в Москве в конце 1936 года. На конференции был по­ставлен ряд вопросов и сделана по­пытка сведения в единое целое ряда нормативов в этой области. На осно­ве как специальных обследований су­ществующих кварталов, так и соот­ветствующего опыта проектировки новых кварталов, проведенных в ря­де городов, Институт коммунальной гигиены разработал ныне типы эк­спериментального проектирования жи­лого квартала (арх. Зеленко). На очереди — развитие обследователь­ских санитарно-гигиенических работ в ряде других городов и изучение существующих местных типов жилых кварталов с тем, чтобы на основе учета гигиенических норм и требова­ний растущего социалистического быта дать местные решения рекон­струкции квартала.

Спорные вопросы здесь можно в известной степени считать разрешен­ными, с одной стороны, постановле­нием правительства от 10 июля 1935 года о реконструкции Москвы, где дан ряд нормативов в этой обла­сти, и с другой — практикой жизни. Таков, например, вопрос размещения детских садов в габаритах жилых зданий. С нашей точки зрения, в от­дельных случаях последнее допусти­мо, однако с соблюдением ряда до­полнительных гигиенических требо­ваний.

Мы коснулись некоторых основ­ных проблем планировки населенных мест в СССР с точки зрения сани­тарных интересов трудящихся. Это — вопросы микроклимата, борьбы с аэрозолями, развития зеленых на­саждений, учета санитарных показа­телей в планировке жилого квартала.

Этими вопросами отнюдь не ис­черпывается обширная область вклю­чения гигиены в планировку. Сани­тарная компетенция необходима и в ряде других вопросов — при сани-тарно-техническом оборудовании тер­ритории, при решении проблемы транспорта и определении уличных магистралей, при сетевом размеще­нии культурных и других учрежде­ний, обслуживающих население, на­конец, гигиенист должен участвовать в решении вопроса о пригородных зонах и их использовании. Во вся­ком комплексе мероприятий по бла­гоустройству населенных пунктов, наряду с архитектором и инженером, должен принимать участие и гигие­нист.

Когда-то великий мыслитель Жан-Жак Руссо с горечью воскликнул: «Человек родится свободным, но все — в цепях». В Советском Союзе, на нашей великой родине мы разо­рвали эти цепи. В свободном социали­стическом обществе мы строим но­вые, здоровые социалистические го­рода и поселения. Требования гигие­ны в этом строительстве должны учитываться   в  первую  очередь.


 
При копировании материалов активная и индексируемая ссылка на наш сайт обязательна!